Kate Moss - Кейт Мосс

Вы здесь

Перейти к комментариям

Когда Кейт Мосс было 14 лет, она оказалась в раю: по­летела отдыхать на Бага­мы с младшим братом и отцом. Эту поездку она запомнила надолго не только из-за моря, солнца и перво­го, хоть и короткого, курортного ро­мана. В нью-йоркском аэропорту имени Джона Кеннеди произошло то, что предопределило ее будущее: на нее обратила внимание агент Сара Дукас.

Еще недавно Дукас работала представителем лондонского мо­дельного агентства IMG, а теперь открыла собственное дело - агентс­тво Storm, то есть «Ураган». Но бури и натиска не получалось. Дела шли неважно: именно поэтому Сара и прилетала в Нью-Йорк, надеясь, что здесь сможет подыскать лица, которые потом получится с выго­дой предложить модным журна­лам. Пользы от поездки не было ни­какой: мало кто желал отдать свое портфолио никому не известно­му агентству. Сара понимала, что рассчитывать, кроме как на себя, ей не на кого и что лица надо ис­кать самой - высматривать в толпе, в магазинах, пиццериях, даже аэро­портах, хотя здесь вряд ли можно о чем-то договориться: все равно через минуту объявят посадку. Од­нако Сара по привычке разгляды­вала толпу. И увидела Кейт: ску­ластенькая, с широко расставленными светло-карими глазами, в которых, как в зеркале, от­ражалась толпа, - эти глаза были до странного безучастными. Сара поняла: вот оно, ее долго­жданное Лицо. Лицо «не с общим выражением».

О том, что детство прошло и началась взрос­лая, самостоятельная жизнь, Кейт поняла рань­ше многих своих сверстниц. За год до поезд­ки на Багамы развелись ее родители. Это был болезненный развод: младший брат Ник ушел жить с отцом, Питером Моссом, Кейт осталась с матерью Линдой. Жили они в Кройдоне, рабо­чем пригороде Лондона, Кейт ходила там в шко­лу, довольно поганую. Училась из рук вон плохо: кое-как успевала только по физкультуре. Школа была для нее всего лишь способом убить время:

«Пока взрослые были на работе, мы шатались из дома в дом и тырили припрятанное «предка­ми» спиртное. Иногда везло - у кого-нибудь на­ходили «косячок»... - рассказывала потом Кейт о своем отрочестве. - Да и дома мне ничего не запрещали.

Я курила, под утро возвращалась с вечеринок... Родителям было наплевать - они все время ругались, им было просто не до меня». Кейт подрабатывала - сначала в магазине иг­рушек: вела учет резиновых пауков. Потом при­строилась на масленичном карнавале - про­давала билеты на аттракционы. Но это дело ей быстро наскучило, она позвонила хозяину, при­творилась больной и отправилась с подружка­ми покататься на той самой карусели, которую должна была обслуживать. Хозяин ее заметил и уволил в ту же секунду. В целом детство Кейт сложно было назвать счастливым. Поэтому ор­ганизованная отцом поездка на Багамы сулила море впечатлений.

«Конечно, мне, как и всем девчонкам, хоте­лось стать моделью, - вспоминала Кейт. - Но я никогда всерьез к этому своему желанию не относилась. Как-то одна из девчонок сказала: «Я хочу стать моделью», и я подумала: вот дура-то! Я б никогда такого не сказала! Ну а еще я, ес­тественно, хотела петь и играть в рок-группе: это было равноценное желание».

Отец к предложению Сары Дукас отнес­ся с интересом, а вот мать была катего­рически против: она считала, что все это - чис­той воды блажь, да и опасно! Девчонке-то голову задурить ничего не стоит! Несмотря на разногласия в семействе, Сара Дукас легко не отступи­лась. Она привела Кейт в сту­дию и проверила свои впе­чатления с помощью фото­камер. Да, это было то самое идеальное лицо, готовое пре­ображаться. Само по себе оно было пустоватым, но профес­сионал способен придать ему осмысленности и создать об­раз. В январе 1989-го пятнад­цатилетняя Кейт впервые по­явилась в журнале The Face («Лицо»), в фоторубрике, озаг­лавленной «Третье лето любви».

«Первое лето любви» случи­лось в 1967 году в Сан-Фран­циско - так называли непре­кращающийся карнавал-хеп­пенинг, устроенный съехав­шимися туда со всего мира хиппи. «Вторым летом люб­ви» англичане нарекли период 1988-1989 годов, когда наби­вавшиеся в огромные дискоте­ки-ангары толпы, воодушев­ленные музыкой и входивши­ми в моду таблетками экста­зи, снова принялись брататься и раскрепощаться. Главный редактор The Face Ник Логан, знавший толк в молодежной культуре, решил, что настало время «треть­его лета». Большеглазая, худенькая Кейт Мосс идеально подходила для того, чтобы напомнить о том, первом лете, символом которого была такая же хрупкая, похожая на мальчишку-беспризорника модель Твигги.

«Третьего лета», вопреки стараниям Логана, не получилось. Но журнал The Face обрел свое Лицо.

Поначалу дела у подопечной Сары Дукас шли не лучшим образом: Кейт кое-как окончила школу, участвовала в съемках, даже стала по­являться на подиумах, но на показы ее пригла­шали неохотно - Кейт была невысокой (169 см). В те времена на подиуме царили Синди Кроуфорд, Линда Евангелиста, Клаудиа Шиффер, Наоми Кэмпбелл - женщины эффект­ные, статные, уверенные в своей кра­соте. Это им первым присвоили зва­ние «супермоделей».

Мир узнал Кейт Мосс в 1993 году, когда знаменитый дизайнер Келвин Кляйн пригласил ее рекламировать свои но­вые духи Obsession. То, что в итоге предъявил Кляйн, назвали «героиновым шиком». Измож­денные бледные тела, темные круги под глаза­ми, отрешенность и фатальность во взглядах - все это противоречило популярному тогда об­разу телесного и душевного здоровья, которое излучали супермодели. Рекламная кампания вызвала широкий резонанс. Против популяри­зации «героинового шика» выступили не только правительственные и общественные организа­ции по борьбе с наркотиками, но даже тогдаш­ний президент США Билл Клинтон вставил сло­вечко: «Чтобы торговать одеждой, они реклами­руют наркоманию», - заявил он.

Масла в огонь подлило и сообщение о том, что фотограф Дэвид Сорренти, который делал эти снимки для Кляйна, умер от передозиров­ки наркотиков. А Кейт, сама того не ведая, ста­ла героиней первого в ее жизни скандала. Прес­са тут же пронюхала, что у этой тощей до невоз­можности девицы роман с братом Дэвида, Марио Сорренти, также известным фотографом, работавшим тогда на Кляйна.

За Кейт начали следить папарацци, а она и не думала усложнять им задачу. Похоже, она вообще старалась не задумываться о последс­твиях - обретенная популярность открыла для нее двери шикарных ресторанов и клубов всех модных столиц, и она отрывалась там по пол­ной. Марио ревновал ее до чертиков - они регу­лярно ссорились. Кто-то из светских хронике­ров, наблюдавших очередной скандал, сказал, что автоматическая винтовка М-16 не так страшна, как разъ­яренная Кейт Мосс.

Комментарии

вверх ссылка
14.02.2010 - 01:53

не очень нравится

вверх ссылка
14.02.2010 - 01:57

Я к ней неоднозначно отношусь, мне нравится её стиль, который по сути внесла в массы именно она... + она конечно же отличная модель, как в эдиториалах, так и на подиуме. Но чисто по-человечески она мне не нравится.

вверх ссылка
24.04.2010 - 20:27

она - лучшая... ангелок

вверх ссылка
30.09.2014 - 17:34

Мне нравится

Блондинки умничают

Хочешь узнать человека? Тогда задень его. Человек - это сосуд. Чем наполнен, то и начнет выплескиваться из него.
Если у человека появляется возможность вести необычную жизнь, он не имеет права от нее отказываться.
Любовь вечна, меняются - только любовники. (С. Моэм "Театр")
Что до чиновников - эти были, как и все чиновники, просто жадны и бессовестны. Льстили начальству и думали о наживе. Феликс Юсупов
Всё, что вы видите во мне - это не моё, это ваше. Моё - это то, что я вижу в вас. Э.М. Ремарк
А вообще у меня нет недостатков... Одни спецэффекты!!! =)
...так кто ж ты,наконец? -Я-часть той силы,что вечно хочет зла и вечно совершает благо. Гёте. "Фауст"